Учазднег Событий XIII (uchazdneg) wrote in geobikes,
Учазднег Событий XIII
uchazdneg
geobikes

Афецальное:

Если сообщники недоумевают, куда подевался вчерашний эксцентричный товарисч belovru, накатавший тут 10 метров текста - дак я его забанил. За мат, неформат, нереагирование на предупреждение, и оскорбление участников комьюнити. А тексты - посносил. Сегодня обнаружил, что моя RSS-Яндекс.Лента всё сохранила (кроме комментариев). Так что кому интересны опусы товарисча - милости прошу под кат :).

***
13:16 17 января 2007 г.

18.07.72. Утро. Третий день по утрам готовлю рубон. Жалоб нет. Опять махал кувалдой, осколками поранил кисть, один попал в глаз, да еще обсушил руки. Коля Байгутов переживает - приедет домой, жена окажется беременной, и не даст.
Вечер. В маршрут не ходили. Все заволокло туманом, и ущелья, в которое мы должны были идти, не видно совсем. Решили возвращаться на базу. Навьючили ишаков. Серый, ощутив вьюк, упал. Когда дошли до узенького, перекосившегося моста, и коногон стал переводить ишаков, он снова упал (застряла нога между корявыми бревнами). Черный отшатнулся, пробы стали его валить на бок, и он медленно, медленно упал в воду (метров пять падал, пока не шмякнулся). Мы с Павлом стояли в метрах в тридцати ниже по течению; наведя фотоаппарат, он готов был щелкнуть, но когда ишак стал падать, в изумлении опустил его. Под мостом дико: огромные волны, вода кипит. Ишака с пробами, палаткой, кошмами понесло кувырком. Я бегом бросился на перекат - течение бешенное, - схватил ишака. Но что я мог сделать с ним и грузом в 100кг? Промок, задохнулся от бега и борьбы с ослом. Тут подоспели ребята. Коногон кричал, чтобы срезали вьюк и спасли ишака (его собственность), я же больше переживал за пожитки и трудовые пробы. Ишак лягнул Павла, потом меня, но вьюк все-таки срезали и смогли удержать. Ишак - без единой царапины, вскочил и, как ни в чем не бывало, направился к берегу.
Вчера Коля читал свои стихи - неплохие, есть настроение и чувство. Странный человек - все уживается в нем.

18.07.72. С утра дождило, и я прогулялся в верховья Эль-боша. Обедал на летовке. Чабан-киргиз рассказал, что в древности по этим местам проходила караванная тропа из Самарканда в Индию. Сидели в палатке; на перекладине прямо перед лицом, задевая его, висела на веревочке зазубренная палочка. Спросил, что это такое. «А! Это, когда червяк из нога выпазит, мотаем», - ответил чабан. Я сразу вспомнил статью из «Здоровья», прочитанную в детстве. В ней рассказывалось о риште, подкожном черве. Длиной под метр, питается жиром, когда же нападает тяга к размножению, выклевывается понемногу (к статье прилагалась картинка с этим явлением - сколько ночей я не спал из-за нее!). Если его порвать, то смерть - сгниет в ноге вместе с тобой. И потому его бережно наматывают на палочку-катушку. Вылез на пару сантиметров - намотал, подвязал палочку к голени, вылез еще - опять подмотал.

03.10.72. Первый день в городе. Позвонил Гале Злобиной - неожиданно оказалась дома. Пошли в кино, смотрели «Смешную девчонку», Барбра Стрейзанд очень похожа на Галку). Я давно не был с девушкой, с которой хотелось быть. И первый раз в жизни дарил цветы. Пешком дошли до ее дома. К себе вернулся в час ночи. На следующий день был у нее в гостях, пили чай. Впервые разрешила прикоснуться к себе. Сказала: «Ты мне больше не пиши... на измятой бумаге (я писал на валуне у вертолетной площадки).

18.08.72. Рубашка, носки, брюки - все грязно. Носки за ночь не высыхают, рубашку не снимаю пятый день, Нос обгорел до хрящей. Альпиниада надоедает. Барбос (Костя Цориев) берет самые трудные маршруты. Сегодня ходили с 8-00 до 21-45. Коля кашлял и стонал всю ночь. Я сказал об этом Барбосу (он, обросший, действительно похож на большую дворовую собаку), и Колю оставили в лагере. Сейчас раздаются его радостные возгласы из соседней палатки - сражается в «козла» с канавщиками. Забыл, что болеет. Вчера со снежника уронил на меня пудовый камень. Я стоял в разведочной канаве, и бежать было некуда. Чудом удалось вовремя подпрыгнуть. Интересно чувствовать, как тело, сжавшееся в комок, расслабляется. Я всегда верил, что со мной ничего не случится. Что-то овладевает тобой в эти секунды, но не страх. И не что-то, а Кто-то. Когда опасность уходит, ощущаешь все тело, как единую клеточку, ощущаешь, как возвращаешься в нее. Страх, настоящий страх, овладел мною, когда выронил отбитый Барбосом образец, и он покатился к обрыву. На другой стороне долины на скальном обрыве чудится силуэт козлиной головы в анфас. Может, это изображение «Двурогого»?

19.08.72. Стало светло - за горами всходит луна. Вышел из палатки и замер - серо-зеленые утесы, казавшиеся днем далекими и чужими, придвинулись ко мне, как бы желая что-то сокровенное рассказать. Одна гряда отбрасывает тень на другую. Скалы, неприступные и грозные под солнцем, в лунном свете нежны и притягательны. Не стаявший снег резок на сине-серых склонах. Река шелестит далеко внизу, ледник, застрявший на перевале, манит таинственным блеском. Небо светлеет, и звезды, украшенья мрака, исчезают вместе с ним.

11.08.73. Кто-то сказал: «Чтобы стать человеком, надо убить в себе человека».

10.09.73. Ходили с Володей Кузаевым задавать канавы - они не нужны, но план по кубометрам надо выполнять. Увидев что-то блестящее - золото?! - спрыгнул с тропы на осыпь, оказавшуюся живой, и стремительно поехал вниз, к обрыву. Кузаев, увидев это, вздрогнул, застыл с открытым ртом. Я, не доехав до погибели пары метров, изловчился и запрыгнул на скальную гривку, ограничивавшую осыпь. Испуг длился долю секунды.
После ужина посидел с канавщиками, выкурил сигарету, выпил 5 кружек чая (5Х400=2л), 50г водки и пошел к костру есть печеную кукурузу (ее закапывают в золу, а когда поспеет, моют в соленой воде). Перед этим вымылся в ледяной воде и постирался. Олор (Одиннадцать Лет Октябрьской Революции) говорит, что лучше быть грязным, но здоровым, чем чистым и больным. Сейчас сижу в 100м от лагеря и пишу, на него поглядывая.
Вечер. За пазухой нашел скорпиона. Хотел засушить, но канавщики отобрали и сожгли - «Чтобы жена его не пришел». Теперь везде чудятся скорпионы, но спальник перед сном проверять не стал - поленился. Ахтам, лежа, читает по складам поэму. Остальные канавщики слушают, обсуждая интересные места и разъясняя друг другу неясности - переводят с литературного на разговорный.
Шум реки. Сознание исключает его, как константу, но раз за разом он прорывается в палатку. Ибрагим наблюдает за мной. У Ахтама большой красный нос, он почти упирается в книгу. У Володи сильный насморк. Взрывник Лева рассказывает ему, как в войну мать, работавшая на мясокомбинате, выносила во влагалище мясо, и как он сам продавал на рынке банки из-под сгущенки, наполненные песком.

11.09.73. В маршруте Кузаев рассказал об Олоре:
«Однажды подымались, и был с нами Олор - ты не знаешь, он ведь воевал и майор. На штольне, где с вахтовки на лошадей пересаживались, он так набухался, что в седле не держался категорически. Дело шло к вечеру, до ночи надо было еще километров пятнадцать проехать до перевалочного лагеря, и мы его привязали к вьючному седлу намертво, по рукам и ногам привязали. В лагерь пришли ночью, попили корейскую дешевую - вот ведь гадость! - и спать. Утром встали и с дурными головами наверх поперлись. И только километра через два Костя вспомнил, что Олора накануне никто с лошади не снимал и что утром его никто не видел. Ну, бросились назад, и скоро нашли Октябрьскую революцию в дальней березовой роще - она висела на веревках под пасшейся лошадью».


13.09.73. Вчера поднялись с 1800 до 3800. Барбос говорил, что остались легкие прогулки (от вчерашней он всю ночь охал в унисон со мной). До вершины шел неплохо. На обратном пути полез не по той щели и уперся в обрыв, спуститься с которого можно было только в царствие небесное. Барбос смолчал (в предыдущем маршруте ошибся он). Пришлось идти километр до следующей щели. Когда подошли к уступу, высотой около полутора метров, Костя удовлетворено сказал, что к 9-ти доберемся до Риткиных котлет (недавно коногон зарезал взбесившуюся кобылу, и мяса навалом). Я сел перед уступом и стал раздумывать, как спуститься. Думал, как думает разваренная макаронина - было уже на все наплевать. И тут он скомандовал: - «Прыгай!» В другой раз я бы не послушал. А тут спрыгнул. Нога подвернулась, в следующий миг рюкзак, чуть задержавшийся в полете, догнал зад. Ступня распухла сразу. До лагеря - 2 км спуска по крутому, скалистому склону. Перекурили. Потом сел, оперся руками о землю. Выкинув больную ногу вперед, здоровой отталкивался. Следом шел Костя со своей куриной слепотой, моим рюкзаком, а потом и радиометром (это был большой плюс, смотреть, как начальник тащит твою треклятую поклажу). Снова уперлись в обрыв. Бросил камешек - он летел секунды три. Пришлось ползти вверх, потом в сторону. Через сорок минут подошли к обрыву метра в 2. Костя стал жечь сухой юган, и я по прилепившейся арче спустился вниз на руках. Ниже был другой обрыв - метров в 20. По его кромке можно было перевалить в соседнюю щель, она спускалась прямо к лагерю. Долго спорили, как идти, чтобы не свалиться. Костя так обессилел, что передвигался моим способом, т.е. на заду. По осыпи спустились, освещая дорогу факелами из югана. В лагере огонь увидели, и Костя закричал: «К мосту, к мосту!», но никто не отреагировал. Потом выяснилось, что товарищам послышалось: «Веревку, веревку!», и они стали ее искать. Нога сильно распухла, но боли не было. Ее опустили в ледяную воду и облили йодом. Спал урывками - ночью все разболелось.
Костя утром ушел в маршрут. Говорил со мной. С уважением. Сказал, что после окончания университета, я смогу устроиться в любую партию на хороший оклад - он похлопочет.
Смотрел на себя в зеркало стереоскопа - лицо, черное от пыли и грязи, потеки пота. Повариха принесла завтрак и, увидев потеки, вскричала: «Ты, что, плакал?!». Где-то в глубине души я доволен случившимся. Завтра у матери день рождения.
18.07.72. Утро. Третий день по утрам готовлю рубон. Жалоб нет. Опять махал кувал…
Комментарииcommunity.livejournal.com/geobikes/23787.html
11:58 17 января 2007 г.

Сердце дьявола (Реинкарнация навыворот)
Ваш Руслан Белов
http://lit.lib.ru/editors/b/below_r_a/
http://zhurnal.lib.ru/b/below_r_a/
http://www.litportal.ru/all/author1626/
http://www.litportal.ru/genre6/author1626/read/page/1/book11872.html


Через день мы, возглавляемые Сильвером, были в Самарканде. На авторынке купили "Уаз-486" в неплохом состоянии и покатили вверх по долине Зеравшана. Пропьянствовав в родной Баламуту геологоразведочной экспедиции и похмелившись в когда-то подвластной ему геологоразведочной партии, поехали на Искандер.

Это живописное горное озеро завального происхождения располагается в ядре горного узла, образованного сомкнувшимися отрогами Гиссарского и Зеравшанского хребтов. По своим очертаниям оно похоже на сердце... "Сердце дьявола..." - скажете вы, узнав, что все вокруг него пропитано ртутью, когда-то поступавшей из глубин по мощным разломам. И скалы здесь то тут, то там залиты кровью - большая часть этого крайне токсичного металла связана в кроваво-красном минерале киновари. И связана не с чем-нибудь, а с "дьявольской" серой... Последней дьяволу, видимо, хватало не всегда и часть ртути, оставшись в свободном состоянии, до сих пор высачивается из трещин капельками и даже ручейками... И потому воду в этих краях можно пить лишь из немногих источников.
А бубонная чума, настоящая бубонная чума? Да эти горы - собственность притаившейся до поры, до времени чумы! Она здесь везде - в каждом сурке, в каждой лисе, в каждой полевке. Она сидит в них и дожидается своего часа. А может быть, приказа? И ведь были такие приказы - в начале ХХ века от нее вымерло несколько кишлаков. В их окрестностях я видел в почвенном слое тонкий слой извести - после смерти последнего жителя царские эпидемиологи полили негашеной известью всю округу. А началось все с пастушка. Гоняясь за бараном, он сорвался со скал и ободрал спину. Знахарь лечил его древним способом, а именно - пересадкой кожи. Он просто-напросто поймал сурка, содрал шкуру и наложил на рану. А сурок оказался чумным, и пастушок утащил в могилу три кишлака.
А что здесь потерял великий полководец Александр Македонский? Почему озеро названо его именем? Почему три года (!) из своих десяти походных он, как привязанный, провел в Согдиане и Бактрии, географическим центром которых является это озеро? И почему на третьем году, в самом конце среднеазиатского похода, он вдруг бросился из Мараканды в эти забытые богом высокогорья? И бросился зимой? Невзирая на лавины и камнепады? Чтобы взять пару никому не нужных крепостиц? Или встретится на каменистых здешних дорогах с Роксаной? И почему, когда Александр ушел отсюда в Индию, удача покинула его? Удача, которая всегда была с ним? Он отвернулся от нее к Роксане? Или все дело в дьяволе, полновластном хозяине этих мест?
Короче, гиблые здесь места. Даже река Ягноб, добравшись до них, вдруг сворачивает в сторону на девяносто градусов и, сменив имя, удирает на север, в неимоверном усилии распилив до основания могучий Зеравшанский хребет. "Геоморфологическая аномалия" - скажут знатоки. Да, геоморфологическая аномалия. И еще геологическая, гравитационная и магнитная, биологическая и историческая... Короче, самый настоящий бермудский треугольник. Только гораздо таинственнее... И не треугольник вовсе. На всех космических снимках эти места очерчены жирно-черной, правильной и, скажу вам не без трепета, завораживающей окружностью. Это - космическая мишень. Космическая мишень с Сердцем Дьявола вместо яблочка.
А так называемые Волосы Медеи? Я не верил в их существование, пока в маршруте не нашел их удивительные пряди на приземистом кусточке дикой вишни. Тончайшие, длинные, хрупкие, они завораживали, тянули к себе, заставляли верить в невообразимое. И неожиданно исчезали, без остатка растворяясь в горном воздухе. И как эти волосы связаны с названием древнего ртутного рудника Канчоч, что в переводе с тюркского означает либо кровавые волосы, либо волосяные копи? А кто их так назвал? Помните Медею? Страстная женщина, страшная колдунья. Убила брата, убила соперницу, убила двоих детей... А перед этим добыла Ясону золотое руно. Золотое руно, Власы Медеи чувствуете связь? Может быть, Ясон ездил не в Колхиду, а сюда и не за руном, а за ними? И ездил, потому что греки знали о них от истинных арийцев, распространившихся по миру именно с этих мест?

Но места здесь красивые. Невообразимо красивые... Дорога к озеру вьется вдоль Фан-дарьи, в мрачных теснинах сжатой отвесными, километровой высоты скалами. Река то бьется в припадке бешенства, протискиваясь меж огромными валунами и глыбами завалов, то, лениво шелестя, растекается меланхолично блестящими на солнце рукавами по вдруг расправившей плечи долине.
В начале лета вода в Фан-Дарье редко бывает прозрачной; чаще она бурая, кирпично-красная или серая. Сейчас вода была красноватой (дожди, значит, упали на красноцветы мезозоя). Но мы знали, что скоро река на протяжении нескольких сотен метров будет двухцветной - родившись после слияния мутного Ягноба с голубой Искандер-рекой, она не скоро смешает такие разные их воды...
Эти места родные для меня. Сначала мотался здесь еще четырнадцатилетним, устраиваясь в партию отца всеми правдами и неправдами. Потом приезжал на практику и по аспирантским делам. И здесь же неподалеку проходила практику моя семнадцатилетняя мамуля, тогда всеми любимая Леночка. Вон, справа над дорогой, развалины кишлака... В августе 1952 года она проезжала его с начальником. Кишлак только-только выселили - в хлопкосеющих долинах требовались рабочие руки. И выселили неожиданно - приехали ночью на грузовиках, посадили людей в кузова и увезли в чужие, смертельные для горцев знойные долины. В домах остались вещи, мебель, в курятниках кудахтали голодные куры... Чедия ехал впереди, мамуля за ним... Только-только выбрались из кишлака на вившуюся по обрыву узенькую тропку, и вдруг на мамину кобылу что-то сзади бросилось. Мама оглядывается - о, ужас! - над ней навис огромный черный жеребец - оскаленная пасть, дикие глаза, машущие передние копыта! Прыгать нельзя - внизу обрыв, жеребец мощными толчками надраивает кобылу... И четкий крик-приказ Олега: Пригнись!!! И тут же, не успела прикоснуться побелевшей щекой к вмиг вспотевшей кобыльей шее - сухой револьверный выстрел. Один. И бедный жеребец застыл, ничего не понимая, осел на задние ноги, сполз бурдюком с тропы и покатился вниз, в ревущий от восторга горный поток...
А вон несколько яблонь. Там стояла мамина палатка. Мужчины ушли на выкидку, а ее, студентку, беременную мною, оставили со стариком-поваром. Ночью пришла медведица с медвежатами. И до утра они что-то ели в палатке повара. Когда чавканье стихло, мамуля решилась посмотреть, что осталось от повара. Но оказалось, что медведи, сорвав палатку и оттащив ее в сторону, ели сгущенку из обычных тогда пятилитровых банок. А повар сидел на яблоне, к которой крепилась палатка. Сняли его, насмерть перепуганного, только через день. В общем, сплошная романтика, из-за таких вот рассказов я стал геологом.

В середине дня уазик, переехав мост через Фан-Дарью, покатил к озеру и через час по серпантинам взобрался на завал. И остановился: путь ему пересекла отара овец. Одна из них - молодая кудрявая овечка с отменным курдюком по обоюдному соглашению с чабаном поехала с нами.
Озеро показалось неожиданно. Холодное, равнодушное - ни волн, ни ряби. На полном ходу машина миновала пустовавшую турбазу и помчалась по пыльной грунтовке к Сорока Чертям. В роще под ним, крутым, недоступным, мы поставили две палатки и принялись готовиться к банкету по случаю прибытия к месту назначения. Пока мы жгли дрова на угли, Сильвер считанными движениями ножа превратил овечку в дымящееся мясо. Но банкет удался не вполне - после первого же стакана и второй палочки шашлыка Сильвер всем нам показался излишне зловещим...
Комментарииcommunity.livejournal.com/geobikes/23484.html
11:52 17 января 2007 г.

Бег в золотом тумане
http://lit.lib.ru/editors/b/below_r_a/
http://zhurnal.lib.ru/b/below_r_a/
http://www.litportal.ru/all/author1626/
http://www.litportal.ru/genre6/author1626/read/page/1/book11872.html

Массовые поиски - так в советские времена назывались тотальные поиски месторождений радиоактивного сырья. Каждый геолог Мингео СССР, чем бы он не занимался - цветными и редкими металлами, строительными материалами, любым минеральным сырьем, - обязан был в маршрутах таскать с собой радиометрический прибор СРП весом около четырех килограммов и с датчиком, размеры, которого лишь немного уступают размерам гранатомета “Муха”. Хорошо, если у вас есть маршрутный рабочий, и можно кинуть все это сокровище на дно его рюкзака. А если нет, то прибор, висящий на шее на грубом брезентовом ремне, будет совершать замысловатые движения вокруг вашей вертикальной оси, датчик станет в самые затруднительные моменты выскальзывать из рук, а его метровой длинны кабель примется обвивать все, что только можно обвить... Приборы эти было необходимо регулярно калибровать, для этого в полевых отрядах нужно было держать бездельников геофизиков и эталоны. Последние, хранившиеся в тяжелых свинцовых капсулах, легко прорывали днища вьючных сум и рюкзаков и постоянно терялись. И тогда весь персонал партии неделями занимался прочесыванием предполагаемого места или мест потери...
...А на это место я, по мере возможности, приводил студентов-практикантов. Лечить их от радиобоязни... Сунешь зеленому третьекурснику радиометр в руки и попросишь сделать профиль отсюда и до тех скал. Сначала шли, цветочками любовались. Потом радиометр начинал трещать, и шаги их становились все короче и короче. Обычно это кончалось тем, что студент, не решаясь вплотную приблизится к радиоактивной аномалии, становился на одну ногу и, откинув для равновесия другую, пытался дотянуться датчиком до того черного пятна... А некоторые юнцы, услышав треск, время от времени сливающийся в единый дребезжащий звук, в панике бросали прибор и убегали в лагерь, и уезжали потом от греха подальше с первой же вахтовкой...
Комментарииcommunity.livejournal.com/geobikes/23202.html
11:50 17 января 2007 г.

Бег в золотом тумане
http://lit.lib.ru/editors/b/below_r_a/
http://zhurnal.lib.ru/b/below_r_a/
http://www.litportal.ru/all/author1626/
http://www.litportal.ru/genre6/author1626/read/page/1/book11872.html

- Зря ты Бога трогаешь... - проскрипел Житник. - В нашем положении он может пригодиться... Хотя бы в виде загробной жизни.
- Да не верю я в нее! И мне обидно, что можно верить в Бога, в Аллаха, в Сатану и все тебя поймут. А не верить становится все опаснее и опаснее. Иной раз чумным себя чувствуешь... Вот, к примеру, недавно в Иране попал я под суд, да, да - под суд: хозяева выбили в Министерстве труда разрешение на мою работу в течение полугода, а, вот, визу мою въездную, месячную, не продлили. Ну и загребли меня в Тегеранском аэропорту, когда в захеданский самолет грузился. Иранский босс пытался властям что-то объяснить, но напрасно. “Только через суд”, - говорят. Суд через неделю состоялся. Незабываемое, скажу, впечатление получил, спасибо господу за просроченную визу! Обыскали у входа солдатики с ног до головы, а короче - до трусов, документы проверили, а в здании - народу тьма-тьмущая, в основном бомжи ихние. И очень похожие на наших, хотя, как один, все трезвые. Потолкался среди них около часа, потом в зал заседаний повели. Там на возвышении судья строгий сидел, секретарь - вся в черном - рядом что-то писала. Со мной переводчик был из нашей компании. Но судья по-английски шпрехал и стал напрямую спрашивать. Возраст, пол, гражданство. Все было нормально, пока до вероисповедания не дошли... “Нету, - отвечаю, пожимая плечами. - Нету вероисповедания”. А он, подумав, видно, что я английский его не понял, сосредоточился и уже на очень неплохом инглише повторил вопрос. “Нету, - развожу руками. - Нету вероисповедания. Совсем нету”. Судья чуть покраснел от стыда и, явно решив сегодня же вечером засесть за учебник английского, попросил переводчика довести до моего сознания суть заданного вопроса. С переводчиком все повторилось - тоже дважды и тоже с круглыми глазами меня переспрашивал. И когда до судьи, наконец, дошло, он надолго, сверху вниз, вонзил в меня свои глаза. И все в них было: и испуг, и недоумение, и презрение, и еще что-то... Что именно, я понял, когда после минутной паузы он бросил брезгливо: “Ком-м-унист!” Вот так вот... Вышел оттуда, как оплеваный...
Комментарииcommunity.livejournal.com/geobikes/22896.html
11:49 17 января 2007 г.

Бег в золотом тумане
http://lit.lib.ru/editors/b/below_r_a/
http://zhurnal.lib.ru/b/below_r_a/
http://www.litportal.ru/all/author1626/
http://www.litportal.ru/genre6/author1626/read/page/1/book11872.html

- И что вы за люди геологи? Сами себя не уважаете! Вот, Васька мужик был очень неглупый, с высшим образованием, гордый - пальцем его не тронь, а в таких портках ходил! Белой капроновой ниткой чиненых от мотни до жопы! Стежки с сантиметр!
- Все в норме, дорогой, - засмеялся Сергей, взглянув на свои не раз ремонтированные штаны. - Главное - не красота, а надежность. А насчет внешнего вида анекдот есть старый. Слушай:
Однажды Политбюро по просьбе женщин решило мужикам смотр устроить. Ну и вызвали представителей сильного пола на свое заседание. Первым, конечно, пошел свой человек из министерства легкой промышленности. Смотрят - выбрит гладко, отутюжен, пахнет хорошо и смотрит ласково.
- Внешний вид, - говорят, - “Отлично”.
- Курите? - затем спрашивают.
- Нет!
- Пьете?
- Нет!
- А как насчет женщин???
- Только с собственной женой!!!
- Замечательно! И что только гражданки жалуются?! Следующий!
Следующим был морячок. Бескозырка белая, в полоску воротник. Выбрит до синевы, опрятен, красив, весел. Тоже получил за внешность высший бал.
- Курите? - потом его спрашивают.
- Только советские папиросы!
- Пьете?
- Только “Советское шампанское”!
- А как насчет женщин?
- Только в советских портах!
- Замечательно! Можете идти!
Третьим по недоразумению какому-то геолог прошел. Небритый, один сапог кирзовый, другой резиновый, одежда драная, нос облуплен, глаза бегают...
- Да... - говорят. - Оценка за внешность ясна... Курите?
- А есть?
- Пьете?
- Наливай!!!
- А как насчет женщин?
- Счас будут!
Все, кроме меня, засмеялись, хотя рты у каждого были забиты опостылевшей пищей, которую не хотелось ни жевать, ни глотать.
- Да, бичей среди геологов полно, - сказал я, стараясь прогнать из головы невеселые мысли. - Стать им просто. Особенно без женской ласки и на этом вот “Завтраке туриста”. Нет бабы - все, конец геологу. Сначала перестаешь бриться, потом - ширинку застегивать, затем - мыться, затем - ложкой пользоваться и одежду менять. Однажды оставили мы на зимовку на Кумархе Олега Семакова, нашего техника-геофизика. Чтобы, значит, местные не разворовали все начисто. На пять месяцев, с декабря по апрель. Когда в мае поднялись - никто его не узнал. Зверь зверем. Зарос весь, грязный, говорить разучился. Таджики из Дехиколона сказали, что вставал он с кровати раз в месяц, когда самогонка у него кончалась. Кладовщица Нина Суслановна потом пяти мешков сахара не досчиталась! А в Карелии с другим бичом был знаком. Классный геолог, большой специалист по апатитовому сырью и строительному камню. Я полтора года с ним рядом проработал, так он за все это время ни разу одежды и носок не сменил. Представьте, как от него пахло. И ел он как зверь... Наклонится над чашкой и ест быстро, не жуя, чавкая и обливаясь. И, знаете, чувствовалось, что ложка для него не столовый прибор, так он ее держал (вернее, удерживал), а нечто, символ принадлежности к людям, что ли... Или даже, может быть, последняя ниточка с цивилизацией связывающая...
Комментарииcommunity.livejournal.com/geobikes/22691.html

(Всё не влезло; если нужно еще - моргните)
Кроме того, товарисч теперь пишет для настоящих сварщиков поцонов здесь: we_are_geologi...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments